Воспоминания Е.Н. Шумской о Доме пионеров

С Домом пионеров меня связывают воспоминания, более, чем 50-летней давности. Почему-то мне вспоминается одно из первых пребываний там, в здании нынешней аптеки (я могу ошибаться в детских впечатлениях) и запомнилось огромное количество цветов (наверное, была какая-то выставка и нам её показывали). 
Затем в классе 7-8 я занималась в Клубе комбината хим. волокна в детском секторе, и там же был кружок авиа- и судомоделистов от Дома пионеров, мой отец Хащин Леонид Константинович работал в СЮТ и этот кружок базировался в Майдановском клубе. Летом в 1955 году мы выезжали в деревню Кленково в лагерь кружковцев Дома пионеров, и там я впервые увидела Нину Тимофеевну Соколову, которая, вероятно, уже работала в Доме пионеров и проводила с нами лето в этом лагере в качестве начальника. Её я запомнила сразу же за неутомимость и энергичность, что потом восхищало меня многие годы работы с ней.
В лагере была очень насыщенная жизнь, никакой идеологии, гимнов и линеек, а мы просто занимались любимым делом, «артисты» давали концерты в деревнях, а юные техники – работали над моделями и посмеивались над ненужностью нас - «театралов». Мне кажется, вместе со мной там был и ныне, не расставшийся с СЮТ, В. РАСТЕРЯЕВ.
Прошли годы, и в период моей учёбы в музыкальном училище, я устроилась работать сначала учителем, а позже старшей пионерской вожатой в школе № 11, и тогда уже на профессиональной основе я встретилась с Ниной Тимофеевной как с директором Дома пионеров, может быть, разговаривая со мной, она уже тогда, несколько лет назад, видела во мне пионерское призвание, поэтому при приёме меня на работу в школу, она говорила со мной в уважительно-равном тоне.
Очень скоро Нина Тимофеевна пригласила меня работать методистом эстетического воспитания, мы параллельно работали с ней, Верой Николаевной Павиной, с вожатыми и учителями музыки – это была работа, связанная со смотрами художественной самодеятельности, созданием хоровых коллективов, обучением учителей музыки, составлением сценариев. В этом состояла наша работа, к нам приезжали учиться вожатые , и уезжали не только с теоретическим, но и большим практическим багажом.
После окончания института, где был факультет пионерской и комсомольской работы (пионерфак), я приехала и сразу же вернулась в Дом пионеров уже с окончательным выбором профессии – заниматься только пионерской работой.
Нина Тимофеевна со свойственной ей энергией и огромной работоспособностью вовлекла меня в работу с вожатыми города и района, но теперь уже и на научной основе. Именно в это время подобрались думающие, горячие в работе, искрящиеся задором и юмором девушки и юноши, с которыми мы жили практически одними мыслями и чувствами – это М. Алексеева (1 школа), Антонова Альбина, Яковлева Любовь. Чебардина Людмила, Захарова Валя, Михаил Балакин, Коля Журба, а чуть раньше – Щукин Слава – эти и многие другие – все мы были одной командой, с которой любые неудачи были преодолимы.
Как мы спорили на подведении итогов – невозможно описать, мы умели учиться и учить. После института я предложила вожатым проводить в дальних школах дни ( выходные) учёбы пионерского актива, так как выехать ребятам из дальних сёл к нам в Дом пионеров было трудно. Абсолютно честно говорю, энтузиастов бесплатно выезжать в выходные было много, без всяких дополнительных оплат, отгулов и т.д. Вожатым была интересна такая форма обучения. Мы учили сельских ребят обращению с пионерскими символами, горнами, барабанами, учили методике проведения сборов, праздников, снабжали сценариями, и сами получали грандиозное удовлетворение от этого. 
Отдельные воспоминания о туристической работе под руководством А.П. Березина. Столько любви, требовательности, уважения к людям, профессионализма, как у Александра Петровича я не видела ни до, ни после работы в Доме пионеров. Вожатые покрывались холодным потом на слётах, если Березин увидел, что не выполнены его, вполне справедливые, требования, он учил очень добросовестно, и требовал того же от всех нас. Мне кажется, без его шуток, знаний, умений, строгости, и в то же время, понимания, мы бы много потеряли. Наши выступления на туристических слётах в области в 70- годы были одними из самых успешных, на нём же , отчасти, держалась и «Зарница», хотя здесь были и другие помощники. Центром «Зарницы» был Щукин В.С. Вожатый, организатор по внеклассной работе -Вячеслав Сергеевич долгие годы был нашим другом и бессменным, совершенно бескорыстным, помощником. Ещё из армии он писал письма, в которых мечтал о новых подходах к работе с пионерией, мы обсуждали и символику, и форму, и «Зарницу» и слёты, всю армию НАШ ЩУКИН был с нами, вожатыми Клина и мы это очень ценили и ждали его возвращения. Вероятно, и он сейчас, будучи уже маститым педагогом, со светлой грустью вспоминает свою пионерскую молодость. С нами вместе работал и замечательный фотограф Юрий Савельевич Проданенко, который был не только фотографом, он был эстетом, художником в фотографии, и необыкновенно обаятельным человеком, обладающим огромным архивом фотодокументов о Доме пионеров. 
О Вере Николаевне Павиной говорить больно. Я думаю, что городская общественность поддержит мою мысль о создании к её годовщине книги (брошюры) о её преданности пионерии в любом проявлении (вожатой, методиста, директора Дома пионеров, руководителя тимуровского движения и просто Педагога с большой буквы), где все мы, её современники, расскажем о работе «последней из могикан в пионерии».
Её планы к 105 годовщине Гайдара были грандиозны. Она достойна и мемориальной доски у Дома пионеров или внутри него. 
О Раисе Васильевне Бессоновой помнят многие в городе, и кто знает, получился бы Коля Ратников, не приди он к ней в далёком детстве в кружок, во всяком случае , он вспоминает её добром.
Да и кто может вспомнить иначе эту замечательную женщину, которая до седых волос была предана пионерии и нашему «Дому». Немного о студии бального танца. Прочитала как-то в газете, что бальными танцами мы стали заниматься чуть ли не с 90-х годов, и... улыбнулась грустно, ведь Клин бальные танцы начал танцевать уже в 60-х, когда комсомольцы – делегаты Московского фестиваля от Клина (и детский сектор Майданово) привёз первые танцы в Клин в 1957 году. Потом их разучивали во всех клубах Клина на вечерних танцах, и взрослые люди с удовольствием танцевали под руководством Василия Павловича Блинова и «Липси», и «Румбу» и многие танцы, названия которых сейчас забылись. Названия забылись, а память сохранилась, и в 70-е годы мы основали в Доме пионеров кружок школьников, сначала на базе 10-й и близлежащих школ, а потом стали проводить конкурсы, в которых участвовали по 30-35 пар. Это сейчас можно с усмешкой говорить, что и качество было не то, и платья не те, и музыка примитивная, но для тех ребят наши конкурсы, успехи, неудачи, скромные платьица и самодельные ленты призёров были счастьем, и они это сейчас вспоминают очень тепло.
Неизменным «Золотым» призёром бальных танцев был Коля Попов, которого я помню в Доме пионеров с его раннего детства, замечательный танцор, организатор пионерских дел, начальник городского штаба, активист районного уровня. Его знали все, так как помимо всех этих способностей, он был великолепный ведущий всех сценарных выступлений 70-х годов. Его не надо было ничему учить, он всё делал интуитивно интересно, и многому учил нас – взрослых). Огромный помощник мне, как руководителю танцев и методисту, Вере Николаевне, Владимиру Алексеевичу Харламову и всем, кто был в Доме пионеров в те годы. Я думаю, что очень много воспоминаний и интересных моментов Коля и сейчас вспомнит, спустя 30 с лишним лет, без Н.А. Попова я не могу представить ни студию бального танца, ни пионерскую работу города. Миша Соколов – Михаил Юрьевич – ведущий педагог, завуч школы 15 – серебряный призёр бальных танцев тоже тепло вспоминает свою танцевальную юность.
На мой взгляд, можно начинать танцевальную историю Клина с Ксении Юрьевны Давыдовой, внучатой племянницы Чайковского (первый «Танец маленьких лебедей» из балета подготовила и выпустила на сцены Клина она), а мы преподаватели прошлых и нынешних танцевальных коллективов ( и бальных танцев в том числе) – её преемники.
Можно много говорить о Доме пионеров, о Нине Тимофеевне, об Александре Васильевне (о них написано много в наших газетах), о Харламове В.А., о пионерских директорах – Н.И Дубровине, А.И Дедковской, о Н.А Лебедевой, о В.В. Преснухине и т.д. тех далёких 60-70 годов, но я думаю, что и последующие красногалстучники (даже без пионерских галстуков) 80-2000 годов заслуживают уважения, так как они занимаются самым важным делом-воспитанием детей, которые в любые годы, а сейчас особенно, нуждаются во внимании и профессионализме, которые дают им нынешние работники «нашего Дома» – Дома Детского Творчества.